Главная
Карта сайта
Написать письмо
Админ
 МОЙ БЛОГ
CУХИЕ ЛИСТЬЯ. ЧАСТЬ ВТОРАЯ. "ПАРТАРХИВ" 2. "ЭПОХА ГЕНСЕКОВ"
              "ЭПОХА ГЕНСЕКОВ»
Мой любимый анекдот. Середина 80-х прошлого века. Москва, декабрь, жуткаz поземка. Похороны очередного генсека ЦК. Молодой человек, в шотландском ратиновом пальто и в номенклатурной пыжиковой шапке, что свидетельствовало о безусловном доступе к сотой секции ГУМа,  приподняв воротник движется по Красной площади, отворачивая лицо от метели. Дорогу преграждает милицейская цепь. «Гражданин, ваш пропуск!» Мужчина долго хлопает себя по карманам, ищет пропоуск. Наконец, нащупал паспорт, вынимает оттуда мандат с красной диагональной полосой: «У меня абонемент, товарищи!».
 Такая тогда была жизнь. Мало было иметь книгу Булгакова. Она обязательно должна быть в кожаном переплете, под цвет югославского пиджака. Ну, и джинсы, конечно, «Леви Страус». И, как писал Василий Аксенов, если сигареты – обязательно «Винстон», а если зажигалка – обязательно «Ронсон».
… Эту историю мне поведал бывший завю агитпромом, ныне преуспевающий бизнесмен, Игорь Иванович С. Служил он в одном из крупнейших обкомов одного из самых индустриальных центров Украины – города Донецка. (Попрошу без намеков!). А случилась эта история более чем через полгода после избрания очередного генсека. (Это не анекдот!).
 После ежегодно мрущих старцев этот энергичный на их фоне молодой и, казалось, прогрессивный человек ну просто не мог вызывать определенную симпатию у нормальных людей.


 
 Умудренные же житейским опытом аппаратчики сразу же разглядели его холостой заряд.
- Э, – говорили они, прослушав пламенную речь, -  да у него за душой-то ничего нет, так, пустышка...
Те же, кто занимал видные посты, из номенклатуры, мучились вопросами: а вдруг и впрямь не пьет, не берет взяток, круто повернет и сгонит всех с мест, поменяет, что тогда делать будем?
- Да еще и жену везде таскает за собой! – добавляли третьи. -  Плохо дело, баба до добра не доведет.
Как обычно бывает, все и сразу хотели потрафить. Что любит? «Болеет» ли футболом? В чем нуждается? А как супруга, насчет подарков-то? И пошел перезвон по спецлинии «ВЧ» по всей стране великой (бывшей):
-Ты же с ним в комсомоле был, в университете учился, должен знать, как генсеку в масть сыграть.
Звонили, например, в союзную  республику, тогдашнему лидеру Б.


 
- Слушай, рассказывали, вы вместе по б… ходили, так как он по этой части, или по гроб верен своей…
 – Да было дело, дорогой, на одном из комсомольских съездов, как пристал, спасу нет, понимаешь. Отведи его – и все тут. Ну, приходим, люкс, три комнаты, в первой наши сидят, секретари Цэкамола, в основном, и крупных обкомов (крайкомов). Увидели меня, расцеловались, фужер полный подносят. Я говорю: дорогие, тут со мной товарищ за дверью из такой-сякой провинции, очень ему не ймется. Хохочут: пусть заходит, обучим. Ну, не они, конечно, обучали, сам понимаешь, а наши активистки, комсомолки, отличницы…
 Смешки смешочками, а работать надо, тем более, кто мог предполагать, что тот краснеющий, весь в поту, секретарь такого-то горкома комсомола вдруг генсеком станет. Повезло ему, конечно, баснословно, как в рулетку.


 
Когда неожиданно умер секретарь ЦК КПСС по сельскому хозяйству, Леонид Ильич Брежнев, тогдашний генсек, вспомнил о своем целинном соратнике В. Ф., который возглавлял в Украине одну из крупных аграрных областей. Позвал на собеседование, оформили документы, как положено, за неделю до пленума ЦК отпустили домой.
Приехал В. Ф., значится, к себе в область, собрал аппарат обкома, попрощался сердечно и укатил в Москву. И опытный же кадр какой, а святым правилом пренебрег: не то что прощаться, никому нельзя полслова – сглазить могут! Так и произошло -  за  время пока кадровый вопрос созревал, «серый кардинал» Суслов М.А. успел товарища Брежнева Л.И. уговорить: вот, мол, земляк у меня есть, из Ставрополя, ума палата.
Так никому не известный бывший комсомольский секретарь взлетел в Москву, чтобы через несколько лет стать генсеком. Постепенно, не сразу стали проявляться отрицательные черты его характера,  вредные привычки. А уж как Москва умеет потрафить, на показуху сыграть – дело известное! Стали с утра до вечера мыть улицы, причем, только те, по которым генсек проезжал на работу и с работы. А он и рад радешенек!


 
В Питере, куда генсек прибыл с визитом, ему втирали очки путем ротации тружеников завода на профессоров и докторов наук, с которыми он имел беседу непосредственно на рабочих местах, у станков.
Но, конечно, непревзойденной по лакейству и халтуре оказалась тогдашняя Советская Украины и ее ЦК. Уж как у нас ефрейторы умеют командовать и траву красить – всем известно. Но подготовка к тогдашнему визиту превзошла все известные аналоги и традиции.
В Киеве в специальном автобусе за генсеком следовали «ряженые» – седовласые бабушки и дедушки с колодками орденов, изображающие тот самый народ, с которым так любил общаться молодой генсек. Знал ли он, догадывался ли, что это были «подсадные» – многоопытные внештатные агенты КГБ – начальники «первых» отделов оборонных заводов, завкадрами, паспортистки из МВД и прочая мешпуха? Думаю, знал. Не такой уж он, право, был недалекий человек.


 
Но прикидывался, делал вид, ведь всегда так было, во все времена, по всей компартии - от сельского забитого района, где проверяющему совали ворованное масло, до самого ЦК КПСС, работникам которого обычно заказывали два спальных вагона. Во втором ехали грузчики с продуктами, снедью и выпивкой.
 В программе пребывания особо выделялись: посещение свинофермы в такой-то области – «всіх свиней помили в бані і зробили макіяж», а также осмотр образцово-показательного универмага в крупном индустриальном центре, печально известном ныне городе Донецке.
С этой целью со всей Украины в данную торговую точку неделю контейнерами ввозились как импортные, так и отечественные товары,  днями напроет школили продавцов, репетировали утвержденный в бюро обкома КПУ сценарий встречи и пребывания генерального секретаря (с супругой) в универмаге. Время пребывания засекалось по секундомеру.


 
Каждый гвоздь должен был быть на своем месте. Если зав. секцией – то уж, по крайней мере, кандидат наук, если продавец – так с высшим образованием. Особое внимание обращалось на посетителей. Никаких, знаете ли, случайных, так сказать, людей с улицы.
С целью упорядочения посещений универмага в областной центр с вечера завезли членов партийного и хозяйственного актива, руководителей предприятий из райцентров и городков – победителей социалистического соревнования за истекший квартал. Разбавили для галочки передовиками производства, орденоносцами, активистов и т.д.
Этих посетителей как бы универмага – около 250 человек, мужчин и женщин -  разместили в обкомовской гостинице «Октябрьская», предварительно взяв подписку и честное партийное слово, что этим вечером – ни грамма. Только – чай с вареньем.
-  Вы же знаете, - увещевали их в обкоме партии, -  как генеральный к спиртному относится. Может быть, потом, позже, когда он покинет пределы области, и мы подведем итоги…


 
Ровно в восемь утра чисто выбритые, с уложенными феном волосами, многие - с правительственными наградами на лацканах отутюженных с вечера пиджаков и в белых блузах, распространяя запах известного одеколона «Красная Москва», члены партийного и хозяйственного актива, почище вымытых поросят, стояли у входа в универмаг, на дверях которого красовалась табличка «Спецобслуживание».
Думаю, это было нелегкое испытание – им по сценарию выпала роль покупателей. Только продавцам до приезда генсека велено было ничего не отпускать. Весь день бесцельно слонялись «покупатели», жадно пожирая глазами невиданное доселе изобилие советского и импортного производства.
И цены, блин, что интересно, доступные, «по себестоимости». Око видело, но начальство запретило. Хорошо, буфет работал без перерыва, можно кофе (настоящего) или сметаны (неразведенной), водички широкий выбор – от «Пепси» до «Байкала». Эх-ма!


 
В тот день генсек не приехал. В Донецке оказалась нелетная погода, и он решил лететь сразу в город Львов, а уж потом, на следующий день - в Донецк. Вечером всех задействованных в мероприятии людей принял второй секретарь обкома товарищ Т. Он поблагодарил членов партийно-хозяйственный актив области за работу и высказал мнение, что командировку им стоит продлить еще на день – погода подкачала.
На следующий день, ровно в восемь ноль-ноль, как часы, члены партхозактива вошли в универмаг, на дверях которого висела знакомая табличка «Спецобслуживание». И хотя в этот день погода стояла славная, и генсек прилетел в Донецк, посещение универмага не состоялось, «выпало» из программы в виду ее чрезмерной насыщенности.


 
Впрочем, члены партхозактива остались, кажется, довольны: после отъезда генсека универмаг им был отдан на откуп на целых три часа. Причем покупки разрешалось делать и по безналичному расчету.
 Ждете эпилога? Пожалуйста. Как-то по первому каналу Центрального телевидения показали интервью генсека известному, но, увы, почившему в бозе,  украинскому тележурналисту. И надо было видеть, как угодничал наш коллега, как елейно и по-плебейски себя вел, какие «трудные» вопросы задавал, запинаясь, читая домашние заготовки. Как заискивающе и по-холуйски головой кивал в такт умным речам генсека. Как тонко изгибал палец, выпивая из спецчашечки спецчай.
Только на следующий день генсека сняли, это было его последнее интервью.


ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Имя:
E-mail:
Текст:
Код: