Главная
Карта сайта
Написать письмо
Админ
 МОЙ БЛОГ
8.«КАЖДАЯ МЫСЛЬ, ВОЗВЕДЕННАЯ В АБСОЛЮТ, СТАНОВИТСЯ АБСУРДОМ»
8. «КАЖДАЯ МЫСЛЬ, ВОЗВЕДЕННАЯ В АБСОЛЮТ, СТАНОВИТСЯ АБСУРДОМ»
Свобода свободой, но ведь без установки на игру, насколько я понимаю, ни одна команда не обходится. Интересно, как же она Масловым давалась?
– Накануне матча команда собиралась вечером за чаем и под председательством Маслова подробно обсуждала завтрашние задачи. И когда на следующий день Маслов давал установку на игру, он в полной мере учитывал суждения, которые были высказаны футболистами накануне. Вот почему не только Маслов, но и каждый футболист был в ответе за ход игры. И пока дело шло именно так, киевское «Динамо» уверенно продвигалось от успеха к успеху.
Действительно, если в 1963 году, то есть перед тем, как в команду пришел Маслов, она была в чемпионате СССР лишь девятой, то к концу 1967 года дважды выиграла первенство страны и дважды – Кубок СССР.
– Да, но чем лучше играла команда, тем больше, между прочим, зарабатывал Виттенберг, ибо тем охотней и чаще газеты и журналы публиковали подписанные Масловым статьи о путях развития мирового и отечественного футбола, о прогрессивности или консервативности тех или иных тактических построений, о перспективности или, наоборот, обреченности различных методов ведения обороны, игры полузащиты и нападения.
Так что, Виттенберг был крупным теоретиком футбольной игры?
– Ни в коей мере. Неплохо зная иностранные языки, Виттенберг постоянно реферировал для выпускаемой издательством «Физкультура и спорт» серии брошюр «Футбол за рубежом» европейскую спортивную прессу. И одновременно почерпнутыми из нее сведениями начинял «статьи Маслова». Идеи, которые Виттенбергу особенно нравились, в «масловских» статьях подчас абсолютизировались. В них говорилось, например, что персональная защита унижает, оскорбляет и даже морально угнетает пользующихся ею игроков, отчего «персоналке» не должно быть места на футбольных полях. И все было бы не так страшно, если бы Маслов «своих» статей не читал...
– ?!
– Могу пояснить. Поскольку в «статьях Маслова» намекалось порою, будто содержащиеся в них идеи почерпнуты из новаторской практики киевского «Динамо», сам Маслов, читая эти статьи после их выхода в свет, в какой-то момент поверил, что успехи команды действительно основаны на его, Маслова, теоретических прозрениях, и вместо того, чтобы, как и прежде, полагаться на своих футболистов, доверять их интуиции и опыту, он стал давать (примерно с осени 1967 года) установки на матчи, с командой предварительно не советуясь, а руководствуясь теоретическими положениями, сочиненными за него Виттенбергом.
В чем эти установки заключались конкретно?
– Ну, например, Маслов потребовал, чтобы футболисты полностью отказались от «персоналки»! Но поскольку методов построения и тренировки других видов защиты он не знал, слаженная и сильная дотоле оборона киевского «Динамо» начала деформироваться.
Среди журналистов и болельщиков ходили слухи о вашем споре с Масловым во время обеда, который давался в ноябре 1967 года за день до матча динамовцев Киева с чемпионом Польши «Гурником».
– Спора не было. Был короткий разговор. Маслов поинтересовался моим прогнозом на завтра. Я принципиальный противник прогнозов и поэтому сказал лишь, что многое зависит от того, справится ли защита и полузащита «Динамо» с прекрасно сыгранной польской парой Шолтысик – Любанський. «Что вы имеете в виду под словом «справится»?» – осведомился Маслов. – «Только одно, – ответил я, – плотную и неусыпную опеку над ними в течение всего матча».– «То есть персональную?» – спросил Маслов. – «Да». – «Этого не будет, – сказал Маслов. – Ни за что!». – «В таком случае, – сказал я, – ваше положение представляется мне безмерно тяжелым».
И, к сожалению, вы как в воду глядели! Наши ребята, одержавшие незадолго перед тем сенсационную победу над обладателем Кубка европейских чемпионов «Септиком», «Гурнику» проиграли – 1:2, причем первый мяч забил в ворота «Динамо» Шолтысик, второй – Любанський...
– Об этих-то первых признаках ликвидации «театра футболиста», я и писал достаточно деликатно в своей вызвавшей столь неожиданную для меня реакцию статье. И киевским спортивным руководителям, наверное, вместо того, чтобы затевать всю эту шумиху, стоило бы прислушаться к моим словам.
Согласен. Ведь в 1968 году киевское «Динамо» выиграло чемпионат страны, в отличие от предшествующих двух лет, уже с большим трудом. В следующем сезоне команда заняла второе место, а в 1970-м – оказалась и вовсе на седьмом.
– Все всегда знавший начальник тогдашнего отдела футбола Спорткомитета СССР Гранаткин высказался в этой связи весьма проницательно: «Маслов пал жертвой своих же статей. Сколько раз я говорил Виту, что преступно давать в руки ребенку нож!»
.–Да, Маслову пришлось тогда испить горькую чашу до дна. Первая молния сверкнула в августе 1970 года после проигрыша киевлянами на своем поле матча со «Спартаком». В «Рабочей газете» было помещено открытое письмо нескольких инженеров из Донецка – они обвиняли Маслова в развале команды, который начался-де с изгнания тренером «инакомыслящих игроков»: вначале – Лобановского, Базилевича, Каневского, Островского, Бибы, затем – Банникова и Сабо.
– Довелось Маслову стать объектом рьяных обличений и со стороны тех, кто в 1968 году набрасывался на меня, защищая его от моих вполне доброжелательных предостережений. В 1970 году самым яростным критиком Маслова выступал по иронии судьбы футбольный журналист Михайлов, который и при «обсуждении» моей статьи «Что такое «театр футболиста»?» являлся основным «докладчиком». Истины ради следует сказать, что Маслов, покинув тогда же тренерский мостик киевского «Динамо», сумел сделать из этой истории правильные выводы (тем паче, что теоретических статей за его подписью Виттенбергу уже не заказывали), Возглавив в начале 70-х годов московское «Торпедо», а затем «Арарат», Маслов вернулся к своим . прежним методам работы.
Но ни в той, ни в другой команде «театра футболиста», равного киевскому, не создал...
– В этом-то как раз его вины и нет! Сам он делал все, что мог. Но ведь успех подобных «театров» покоится на качестве «актерских» импровизаций. Московское же «Торпедо» и «Арарат», не располагали в первой половине 70-х годов таким числом ярких футбольных звезд, как киевское «Динамо», которое, начиная с 1934 года (когда правительство республики переехало в Киев), фактически является сборной Украины. Формируемой, разумеется, в соответствии с аппетитом и вкусом очередного тренера. У Маслова же селекционный вкус был безукоризненный, так что в потенциальных возможностях игроков он не ошибался. А для пополнения одной команды резервы первостатейных футбольных талантов были тогда на Украине неисчерпаемы.
А теперь, вы полагаете, они исчерпались?
– В какой-то степени – да. Неспроста же в последние годы Лобановский искал игроков по всей стране: Жидкова привезли из Баку, Саркисяна – из Еревана, Саленко – из Ленинграда, Цвейбу – из Тбилиси…
                И  «ТЕАТР ФУТБОЛЬНОГО РЕЖИССЕРА»
Аркадий Романович, у меня на эту тему специально заготовлены два-три вопроса. Но задать их вам хотелось бы позже, когда будет закончен разговор о «театре футболиста». Скажите, в чем его отличие от другого «театра» – того, который вы назвали недавно в одной из статей «театром футбольного режиссера»?
– То, что я понимаю под словами «театр футболиста», было типичным явлением еще в двадцатые годы, когда тренеров как таковых у нас вообще не было. Да и в начале тридцатых, когда формально кого-нибудь и величали тренером, расписание и содержание тренировок, определение состава на матчи, разборы игр и т. п. являлись прерогативой совета игроков и правления клуба. Велика была и роль капитана. Наконец, в решении многих вопросов участвовали наиболее авторитетные ветераны. В такой атмосфере и начинал свою футбольную жизнь семнадцатилетний Маслов (в 1927 году). А, скажем, семнадцатилетний Бесков (в 1938 году) оказался уже в другой обстановке. Аркадьев, который пригласил его в «Металлург», управлял этой командой по собственному разумению. Этот стиль руководства я и назвал «театром, футбольного режиссера».
В сценическом искусстве аналогичная фигура именуется режиссером-деспотом», не так ли? И если актеры не согласны с его взглядами, они должны из театра уйти.
– Да, и в «театре футбольного режиссера» наблюдается нечто похожее. Так было, например, в «Спартаке», когда им руководил Бесков.
Любопытно, какому из этих «театров» отдаете предпочтение вы?
– Как и в сценическом искусстве, оба эти направления важны. Талантливый тренер-«деспот» создает интересные ансамбли, обогащает методику тренировки, разрабатывает новые тактические структуры. Но и «театр футболиста» способен создавать новшества в области тактики. Киевляне в середине шестидесятых годов первыми, в нашем футболе показали игру с освобожденным диспетчером, раньше всех ввели в полузащиту четвертого игрока, а Турянчик первым из наших защитников стал маневрировать в качестве «волнореза» впереди партнеров по линии. И все это рождалось в киевском «Динамо» непосредственно на поле, легко, свободно, порой даже стихийно. Конечно, не без участия Маслова. Однако определяющим было творчество игроков.
В команде, помнится, Маслова очень любили.
– Еще бы! О футболистах он заботился по-отечески, вникая во все их нужды. И зря обвиняли его потом в разгоне «инакомыслящих»: Каневский, Базилевич и другие были отчислены объективно, по игре и, насколько мне известно, никаких претензий к Маслову не имели. С Лобановским же, как мы знаем, история была особая. Словом, расцвет киевского «театра футболиста» середины шестидесятых годов обеспечивала замечательная масловская триада «селекция – забота – доверие».
Ну, а укладывается ли в столь же лапидарную формулу содержание работы футбольного режиссера-«деспота»?
– Можно над ней подумать… Пожалуй, что-нибудь вроде: «тренинг – дисциплина – система игры». Впрочем, я знавал в прошлом тренеров (правда, не в высшей лиге), которые сочетали в своей деятельности элементы, характерные как для «театра футболиста», так и для «театра футбольного режиссера». Но ни к чему хорошему это не приводило.
В таком случае вопрос: какие «театры» в нашем футболе сегодня преобладают – «футболиста» или «режиссера»?
– Безусловно, театр «футболиста», причем их в десятки раз больше!
А в западноевропейском «регионе» или, допустим, в южноамериканском?
– У них картина иная. К тому же «театры футболиста» если там и возникают, то по преимуществу в разряде сборных команд, которые сколачиваются на сжатые сроки. Отчего некоторые тренеры и делают ставку на коллективное мнение асов, надеясь тем самым повысить ответственность за результат всех вместе и каждого в отдельности. Что же касается тамошних клубных команд, то, как правило, ими руководят – единолично и полновластно – «футбольные режиссеры».
Нельзя ли привести пример, когда это правило там нарушается?
– Возможно, я ошибаюсь, но, думается, что «Олимпиакос» под эгидой Блохина должен быть похож на «театр футболиста».
Почему так осторожно об этом говорите?
– Потому что Блохин какое-то время играл пусть и в незаметной, кажется, даже полупрофессиональной, но австрийской команде. В Австрии же тренеры всех лиг, как правило, – «футбольные режиссеры». Так что после прохождения многолетней школы у Лобановского, именующего себя учеником Маслова, Блохин мог в Австрии и переучиться. Хотя времени для этого у него было там не так уж и много.
Почему хозяева «Олимпиакоса» остановили свой выбор на кандидатуре Блохина, который никогда раньше тренером не работал?
– Я тоже об этом думал. И приходил к заключению: они хотели, чтобы Блохин привез с собой несколько футбольных звезд. Расчет был верный, Тем более, что после итальянской «заминки» Заварова, цены на наших футболистов понизились, а играют они от этого ничуть не хуже. Протасов, Литовченко и Юрий Савичев – это ведь имена!
Но от Блохииа хозяева «Олимпиакоса» ждали выигрыша чемпионата Греции.
– Естественно, и хозяева, и болельщики этого клуба не мыслили для него в чемпионате Греции другого места, кроме первого. Однако, если Блохину, не оправдавшему их надежды, придется уйти, то Протасов, Литовченко и Савичев в «Олимпиакосе» останутся. И все же мне их немного жаль. Они поехали на заработки в страну, где футбольный чемпионат слабее нашего. Квалификация же мастеров поддерживается, как известно, только уровнем чемпионата.
Однако возвратимся от проблем «Олимпиакоса» к нашим, домашним. Чем вы объясняете тот факт, что «театров режиссера» в советском футболе сейчас так мало?
– Тем, что только спрос рождает предложение, и что даже в самые благоприятные для этого типа деятельности времена (которые условно можно назвать «аркадьевско-якушинскими») число «футбольных режиссеров» в СССР не превышало полутора десятка. Нынче же действующих «режиссеров» и того меньше, а между тем, профессиональных команд у нас стало около трехсот.
Может быть, назовем имена? Одно из них, впрочем, уже фигурировало в нашем разговоре – Бесков. Кстати, в свои семьдесят лет он пообещал вывести московскую команду «Асмарал» из буферной зоны второй лиги в первую, причем – в течение одного сезона. Итак, во главе нашего списка – Бесков. А далее кто?
– Тренер «Жальгириса» Зелькявичюс, минского «Динамо» – Малофеев, ЦСКА – Садырин. В первой лиге заявку сделал в этом плане тренер «Пахтакора» Новиков, десяток лет проработавший помощником Бескова в «Спартаке». Подобное слышал я и о Газзаеве, тренирующем владикавказский «Спартак». Между прочим, при всей своей полновластности постановщики футбольных спектаклей все же отличаются кое в чем от театральных режиссеров – «деспотов». Ну, хотя бы уже тем, что отнюдь не являются олицетворением голой воли, диктата, авторитарности. Взять того же Бескова. Он проявляет живой интерес к суждениям своих футболистов – что касается и тактики, и тренинга. Прежде чем объявить состав на игру, проводит всякий раз тайное голосование в команде, с результатами которого весьма считается...
Итак, всего шесть «футбольных режиссеров». Не густо!
– Ну, одну-две фамилии, видимо, можно еще добавить. Севидова, скажем. Однако – возраст, хвори... Не знаю, увидим ли его в нынешнем сезоне в качестве наставника.
Газзаев как тренер просто еще молод. Зелькявичюс, Малофеев, Садырин, Новиков – люди тоже от пенсионного возраста далекие. И все же, наверное, это «последние из могикан»?
– А что поделаешь, если на протяжении многих десятилетий в футбольных клубах существует спрос, прежде всего, на специалистов ладить с игроками, а также с разного рода начальством и работниками федераций. Иными словами – спрос на футбольных менеджеров. Тогда как единоличные постановщики футбольных спектаклей – в большинстве своем упрямцы и гордецы, не терпящие дилетантских советов, трудно поддающиеся на уговоры поделиться с кем-то «ненужными команде» очками. А 6ез тренера – как подобное мероприятие осуществишь? Не упрашивать же тайком каждого игрока в отдельности!
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Имя:
E-mail:
Текст:
Код: