Главная
Карта сайта
Написать письмо
Админ
 МОЙ БЛОГ
Валерий Лобановский, левый крайний
ВАЛЕРИЙ ЛОБАНОВСКИЙ, ЛЕВЫЙ КРАЙНИЙ
6 января исполнилось бы 74 года Валерию Васильевичу Лобановскому, которого сегодня принято называть «мэтром». Родился  в Киеве, в семье рабочего. Родной дядя Лобановского по матери - украинский писатель Александр Бойченко. Учился в киевской школе № 319 (Краснозвездный проспект, 146). Сейчас там установлена мемориальная доска, а сама школа названа именем Валерия Лобановского. Окончил школу с серебряной медалью. В 1956 году поступил в Киевский политехнический институт.
Воспитанник футбольной школы № 1 (1952 года выпуск) и футбольной школы молодежи (ФШМ) в Киеве (1955 года выпуск). Первый тренер - Николай Чайка. В «Динамо» (Киев) попал в 1955 году, когда в команду набирали коренных киевлян.  Дебютировал в основном составе  29 мая 1959 года в матче с ЦСК МО. Лобановский-игрок вместе со своими сверстниками-киевлянами  Олегом Базилевичем, Виктором Каневским, Андреем Бибой составили костяк команды, впервые завоевавшей в 1961 году звание чемпионов СССР из немосковских клубов.
Выдающийся, а, возможно, и лучший тренер советской футбольной эпохи. По личному приглашению В.В. Щербицкого принял свой бывший клуб «Динамо» Киев, в котором, начиная с 1974 года, проработал тренером 17 лет. Под его руководством киевское «Динамо» 8 раз становилось чемпионом СССР и 6 раз обладателем Кубка СССР. Дважды (в 1975 и 1986) клуб выиграл европейский Кубок Кубков, а также в 1975 европейский Суперкубок.
Параллельно с тренерской деятельностью в «Динамо» Лобановский трижды становился тренером сборной СССР. В первый раз, команда завоевала бронзовые медали на Олимпийских играх 1976. Наибольшего успеха на чемпионатах мира Лобановский добился во время своего третьего пребывания на посту тренера советской сборной, в 1986 году, когда он составил команду почти исключительно из игроков киевского «Динамо». Та сборная завоевала серебряные медали Чемпионата Европы, обыграв на голову команды Англии, Италии, Голландии (в групповом турнире).
В 1997 году, вернувшись в «Динамо», он за два неполных года вернул команду в элиту европейского футбола.  «Динамо» вышло в полуфинал Лиги чемпионов, где уступило мюнхенской «Баварии» с общим счетом 3:4. В период с 2000 по 2002 год Лобановский был по совместительству тренером сборной Украины.
Когда он ушел из жизни – скоропостижно и неожиданно – его хоронил весь Киев. После смерти, 15 мая 2002, ему было присвоено звание Героя Украины.
Именем Лобановского назван стадион «Динамо» в Киеве, а также улица В.Лобановского (бывшая ул. Спортивная) в Запорожье. На похороны приехали болельщики многих клубов, в том числе и главного соперника — «Спартака» из Москвы. 15 мая 2002 финал Лиги чемпионов начался с минуты молчания в память о великом игроке и тренере.
...Вот он получил пас от своего верного "Валета",  динамовской "десятки" Валентина Трояновского, который сразу же сместился в центр, оставляя его один на один с персональным "сторожем". Рыжий, очень худой, сутулый, в белой футболке с диагональной полосой и одиннадцатым номером на спине. Вместо того, чтобы сразу пробросить мяч себе на ход, начал продвигаться трусцой, почти боком, куда-то к боковой линии.
Защитникам соперника только этого  и надо. Они успели перегруппироваться, а двое, не спеша, уверенно, принялись теснить "рыжего" к лицевой, где "съесть" его было делом техники.
Движения форварда казались неуклюжими, немного замедленными, атака явно захлебывалась. Дойдя почти до пересечения фланга и лицевой, левый крайний хорошо расcчитанным ударом послал мяч в ногу соперника, и тот (мяч) отскочил за линию поля.
 "Угол!"  -  радостно выдохнули трибуны, многие болельщики одновременно чиркнули спичками,  тут и там вспыхивали и гасли огоньки. Знатоки на радостях потирали руки в предчувствии чего-то  приятного. "Лобан, гол давай!"  -  неслось отовсюду.
Взяв у мальчика мяч, долговязый нападающий долго прокручивал его в руках, выбирая точку соприкосновения с землей. Стадион неиствовал. Тщательно установив его, он окинул взглядом штрафную, куда собирался подавать, и стал отходить назад. Такого разбега, метров 15 – 20 по беговой дорожке,  мне видеть не приходилось.
Стремительно набирая скорость, со всей силы нанес удар по мячу  левой ногой внешней стороной стопы. Резко вращаясь от вратаря, мяч по высоченной дуге обогнул всех, кто толпился в штрафной площади, и неожиданно резко упал у дальней стойки прямо на голову выскочившего, как из табакерки, Базилевича. Тот в элегантном прыжке кивком головы переправил его в пустые ворота. "С подачи Валерия Лобановского гол забил Олег Базилевич!" сообщила диктор под неописуемый восторг трибун.
Да, мужики, я  свидетель этого чуда, лично все это пережил, давным-давно, в другой жизни, в начале 60-х.
 Со времен знаменитого бразильца Диди, который продемонстрировал на ЧМ-1958 года серию ударов и передач с подкруткой,  Лобановский стал вторым футболистом в мире, освоивший такой прием. Сам он , тогда студент Киевского политеха, говорил, что, овладевая ударом  «сухой лист», использовал эффект Магнуса и свои математические расчеты.
Техническая справка.  Специалисты разъясняли позже, что эффект этого самого Магнуса  — физическое явление, возникающее при обтекании вращающегося тела потоком жидкости или газа. При этом  образуется сила, воздействующая на тело и направленная перпендикулярно направлению потока. Это является результатом совместного воздействия различных физических явлений, таких как эффект Бернулли и образование пограничного слоя в среде вокруг обтекаемого объекта.
Вращающийся объект создает в среде вокруг себя вихревое движение. С одной стороны объекта направление вихря совпадает с направлением обтекающего потока и, соответственно, скорость движения среды с этой стороны увеличивается. С другой стороны объекта направление вихря противоположно направлению движения потока, и скорость движения среды уменьшается. Ввиду этой разности скоростей возникает разность давлений, порождающая поперечную силу от той стороны вращающегося тела, на которой направление вращения и направление потока противоположны, к той стороне, где эти направления совпадают. Такое явление часто применяется в спорте,  например, специальные удары: топ-спин, сухой лист в футболе.
И потом, что бы ни случалось со мной, в памяти навсегда сохранялось  фиолетовое небо нашего уютного стадиона, его заполненная чаша, сигаретный дым, уплывавший в свете прожекторов.  И, конечно же, того, на первый взгляд, неуклюжего и худого левого крайнего, что навсегда покорил сердце десятилетнего сопливого пацана из Бессарабки, которого заботливо хранила судьба, когда он так бесшабашно и   удачно "канал" без билета через забор на все матчи киевского "Динамо".
Во втором тайме Лобановский, получил солидную порцию свиста от болельщиков за то, безбожно водился и терял мяч, не замечая партнеров.    Вот и на этот раз, заманив опекунов к самому угловому флажку, пытался заработать "угол", чтобы подать его своим фирменным "сухим листом". Но защитники теперь были на чеку, не бросались, выжидали. Тогда он, расшатывая их корпусом, неожиданно резко убрал мяч назад и вправо, а когда обороняющиеся бросились туда, ловко рванул влево, к лицевой,  прикрывая мяч корпусом.
 Путь к вратарской  был открыт. У обороняющейся стороны оставалось два варианта, и оба - не позавидуешь. Либо сбивать форварда сзади - стопроцентный пенальти, либо молиться, чтобы он неточно сыграл. Обычно Лобановский такой роскоши им не позволял. Вот и сейчас, подождав, пока голкипер и центральный защитник сместятся в его сторону, заблокировав ближний угол, он элегантно накатил к линии одиннадцатиметровой отметки, куда на полной скорости врывался Юрий Войнов. Его пушечный удар под перекладину не оставлял шансов.
Стоит ли говорить, что все киевские мальчишки, да разве только они, дни и часы считали до следующего матча, бредили его игрой, и "весь Киев " ходил "на Лобана". "Балерина!" - кричали иногда ему с трибун. И вправду, грациозные  театральные кружева, которые он плел вокруг защитников, скорее напоминали искусство, нежели тяжелую повседневную работу, которую сегодня называют футболом.
Нестандартное мышление, непредсказуемые действия, уникальное исполнение угловых и штрафных, самобытный дриблинг, присущая только ему техника, на мой вкус, с высоты болельщицкого опыта, могли сравнитьтся, может быть, с игрой Эдуарда Стрельцова. Именно игрой -  оба  с защитниками играли, как кошка с мышью. Впрочем, Стрельцова довелось наблюдать после его "отсидки", когда Лобановский заканчивал карьеру футболиста.
Кое-кто склонен и сегодня утверждать, что Лобановский стал левым крайним с легкой руки приведшего Киев к золотым медалям в  1961-м  Вячеслава Соловьва. Будто бы он  не на той позиции использовал выдающегося футболиста.  И что как центрфорвард  Лобановский  принес бы  больше пользы, и карьера  сложилась бы удачней. Когда-то и мне так казалось. Говорят, будто Лобановский сам пытался переубедить в этом пришедшего на смену Соловьеву Виктора Александровича Маслова (как будто Маслова можно было в чем-то переубедить!). Не удалось, и Лобановский вынужден был уйти из "Динамо",  покинуть Киев. Какой это был шок! Разве мы могли представить "Динамо" без Лобановского? Нонсенс! Если бы не громкие победы Маслова, киевляне бы ему не простили уход своего кумира.
Но случилось как случилось. Игроком Лобановский был интеллигентным, выделялся своими знаниями, культурой (окончил с медалью школу, учился в КПИ), много читал.  И мнение свое отстаивал последовательно, аргументированно. 
Такие "белые вороны" не нравятся и не вписываются в авторитарный тренерский стиль.  И - какой парадокс! - став тренером, Лобановский во главу угла всей     работы поставил принцип жесткого и безусловного единоначалия, стопроцентное подчинение воли игроков стратегии наставника, абсолютный  диктат дисциплины. За что недруги называли его тренером с тоталитарными замашками.
 Что, собственно, так или почти так и выглядело. Да и могло быть по-другому в те советские времена, когда принцип единоначалия распространялся на все сферы тогдашней жизни – от политики до искусства и спорта?
Когда-то давно, улучив момент, под настроение, я спросил у него: кто был прав тогда, в 1964-м, Лобановский-игрок или Маслов-тренр. Валерий Васильевич, как всегда, тщательно подбирая слова, ответил:
- Тогда я был убежден в своей правоте игрока.  И только позже понял, осознал, что прав был Маслов.
Он так и сказал: Маслов. Не Виктор Александрович или "Дед". Сухо и лаконично: "Маслов".  Ему всегда была присуща конкретность и четкость формулировок. Не выносил дилетанства, верхоглядства. К убеждениям приходил, руководствуясь железной логикой, воплощенной в аргументы. Причем, очень желательно, чтобы они, эти его выстраданные убеждения, базировались на научных разработках и современной методике.
Таких людей, лидеров, обгоняющих свое время, общество не сразу понимает и принимает,  еще позже по достоинству оценивает. Можно только представить, как в зрелые годы Лобановскому-стратегу  приходилось с теми, кто требовал немедленных и категорических выводов сразу по окончании того или иного матча. Он стоически, в основном, молча, это воспринимал, крайне редко ввязывался в бесполезные словесные перепалки и не считал нужным что-то кому-то объяснять. Его знаменитая фраза, как и многие, ставшая сегодня афоризмом: «Мы понимаем это их непонимание».
Не помню точно - то ли в Дании, то ли в Голландии, после матча Лиги Чемпионов, на пресс-конференции украинские журналисты, уверенные, что игрок Ч. "провалил" игру, был худшим,  взяв в кольцо Лобановского, выкрикивали: "Почему не заменили? Он же был худшим на поле!".
 -  Помилуйте, дорогие мои, я так не могу, нахрапом, по горячим следам, давайте дождемся распечаток тактико-технических действий, - командных и индивидуальных, проанализируем,  сейчас - это  только  эмоции".
 Удивительно, но он оказался прав, этот игрок оказался не самым худшим, как из ложи прессы могло показаться...
Уяснив раз и навсегда для себя тот или иной вопрос, Лобановский больше не возвращался  назад, не тратил время, не мучился сомнениями. Потому его убеждения были тверды, из них рождались  новые концепции, идеи и модели. Такие же самобытные, как и игра Лобановского-футболиста. Но они не предполагали той высокой насыщенности импровизацией и вдохновением,  что так присущи были игроку. Потому что Лобановский-игрок и Лобановский-тренер очень несхожи.
Как-то он сказал и об этом:
- Для того, чтобы успешно работать с командой, нужно забыть себя как игрока, и никогда не предлагать то, что ты сам делал в команде. Иначе как тренеру тебе не состояться».
ФОТО: http://www.sports.ru/tags/3061137.html?type=photo#6581065
 
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Имя:
E-mail:
Текст:
Код: